Люди 70-х годов — какие они?

Повторяю, мне хочется, чтобы «Ель во ржи» воспринималась как поэтический фильм, но слишком трудно сделать так, чтобы задуманное получилось, получилось не нравоучительно, не сентиментально и одновременно не казалось бы приземленным. А сейчас — в ожидании оценки результатов своего труда — находишься как бы в состоянии боя. В бою всегда страшно. До последней минуты. Пока фильм не окончен, пока не вышел на экран…

Интересуют кейтеринговаые компании спб? Тогда ссылка выше именно для вас. Загляните, почитайте.

Люди 70-х годов — какие они?

Говорить о будущей своей работе я всегда опасаюсь, так как окончательный ее результат — фильм, а до него от замысла дистанция огромного размера и десятки порой не зависящих от сценариста случайностей. Поэтому скажу о том, что задумано, что только пишется, в общих чертах.

Самое сложное сейчас в кинодраматургии — это найти и раскрыть современный характер. Я до сих пор писал о людях хороших, но «обыкновенных» и в известной мере даже пассивных, принимающих реальность как некую данность. Сейчас я пишу о человеке, одержимом идеей. Идеей преобразования мира. Идеей человеческого счастья. Характер этот, по-моему, сугубо современный. Хотя я беру его в условиях России начала века. Мне хочется- показать активно действующего героя, и революционная ситуация в России той поры открывает ему широкое поле деятельности. События фильма — учитывая зрелищность кино — будут развиваться в атмосфере романтических приключений.

А после того как я попробую свои силы на материале историческом, я думаю обратиться к сходному характеру уже в условиях нашей, современной жизни. Собираюсь написать сценарий о нашей армии, но чувствую себя пока не совсем готовым к решению этой задачи. Моего личного опыта здесь недостаточно, нынешняя молодежь и армия семидесятых годов сильно отличаются от молодежи и армии пятидесятых, когда я сам проходил военную службу. Надеюсь, что мне удастся поближе познакомиться с теми, кто сегодня находится в армейском строю, соединить прежние наблюдения с новыми, и тогда… Тогда, может быть, и реализуется замысел будущей картины.

Чтобы было интересно всем

Я думаю, что до сих пор мне везло в кинематографе. Я работал с мастерами: с Иосифом Хейфицем, с Марленом Хуциевым. Если бы сейчас фильмы были, как книги на полке (а это дело не такого уж далекого будущего: домашние кинотеки), я бы хотел один или два фильма, для которых я писал сценарии, держать у себя дома. Не потому, что в них все удалось нам, все совершенно, а потому, что в них — часть жизни.

Когда работаешь, видишь мысленно, как будет на экране. Когда смотришь потом на экране, видишь, как это возникало в жизни. Ведь секунда экранного времени — это иной раз даже не день, а месяц, месяцы, которые не прокрутить обратно.

Сейчас я работаю с Владимиром Венгеровым. Он ставит фильм по моему сценарию, а в основе сценария — написанная мною ранее и уже издававшаяся повесть «Карпухин».

Сюжет этой повести давал возможность построить нечто вполне детективное: вблизи районного города на шоссе ночью сбит машиной человек. Следствие. Суд…

Я с большим уважением отношусь к сюжетным произведениям: книгам, фильмам. Если книга неинтересна, если фильм скучный, их не спасают никакие благородные мысли, «положенные в основу». Они просто остаются непрочитанными.

Размещено в Блог, Важное.