В «Грачах»

Не надо, однако, думать, что лишь на асфальте столичных городов произрастают ныне эти «экзотические цветы». Фильм «Грачи», снятый на Киевской киностудии режиссером К. Ершовым по сценарию Р. Фаталиева, повествует о семействе провинциальном. Окраина, железнодорожная линия, паровозные гудки, дом полудеревенского типа, огород, вишня у крыльца, самодельный стол в палисаднике — идиллия! В этом небогатом, но милом сердцу интерьере мы скорее привыкли видеть на экране, скажем, семью старого рабочего, ушедшего на заслуженный отдых, братьев-передовиков, один из которых отсыпается после ночной смены, а другой готовится к экзаменам в вечерний институт. Что ж, братья тут есть. Старший поэффектнее, покартиннее, помужественнее, младший — позастенчивее, понежнее. И взрослое поколение здесь имеется в лице сестриного мужа, человека крепкого сложения, кряжистого, обстоятельного в любом деле — забор ли он поправляет, сидит ли за столом, на гитаре ли бренчит или… заметает следы преступления. Именно так, поскольку семейство это не тружеников явило обществу, но хладнокровных бандитов.
Интересуют автомобильные модели «Мерседеса»? Тогда можете про mercedes maybach s class читать подробнее в сети по этому адресу. Удачи.
Наше кино не так уж часто показывает матерых преступников. Наверное, потому, что фигура эта в нашей жизни — редкая. Криминалисты объясняют, да и мы сами эмпирически догадываемся, что нарушитель закона в наших условиях фигура двойственная, он и нормальному человеческому миру принадлежит — где-то служит, куда-то платит взносы, может, даже на собрании выступает, и одновременно миру теневому, жестокому, страшному. Тем очевиднее заслуга киевских кинематографистов: они и двойную природу бандитов убедительно показали — удивительно живописны и по-раблезиански сочны сцены их, так сказать, мирного быта: семейный обед под вишней, уха, чарка, комар, раздавленный на мощной груди, послеобеденная истома; и соблюли в кадрах, непосредственно изображающих преступление, нужную пропорцию откровенности и достойной искусства условности. Убийство на экране ужасает, как ужасает оно в жизни; смерть К. Ершова — не привычный «атрибут» детектива, потерявший из-за частого употребления силу воздействия, — смерть вызывает у зрителя судорогу озноба.

В «Грачах», картине сурово реалистичной, есть персонаж, который хочется уподобить хору греческой трагедии. Он так же резонирует, наблюдает, мучится сомнениями, пытается разобраться и понять. Впрочем, личность на экране отнюдь не отвлеченная. Это судья, которому поручено вести процесс братьев-убийц и который в картине олицетворяет совесть, естественно связанную с его профессиональным долгом. Роль судьи исполняет Алексей Петренко. Артист колоссального внутреннего накала, темперамента, который, подобно вулканической лаве, и в минуты покоя напоминает о себе глубинными подспудными толчками, в «Грачах» он меланхоличен, задумчив, почти рассеян. Недоумение гнетет его, мучительное желание разобраться в истоках этого невероятного извращения человеческой сути. Не улица породила беспощадных извергов, не дурная компания — семья! Ячейка общества! Первое и последнее убежище человека! Родной кров, под которым даже холодный себялюбец рассчитывает найти тепло и ласку. Вот ведь что не укладывается в голове! Не оттого ли едет судья в глухое предместье, чтобы в опустевших стенах покосившегося грачевского родового гнезда уловить какой-либо особый тлетворный дух ненависти и морального разложения?

Размещено в Блог, Блог sape.