Животные в кадре

Переговоры с Пудовкиным о работе вел Алейников. Их первая беседа продолжалась довольно долго и была непростой. У Алейникова осталось ощущение некоторой настороженности нового сотрудника. Очевидно, Пудовкин все еще сомневался в правомерности своего перехода: кулешовец и вдруг оказался в логове «психоложества» (именно такими словами клеймили тогда «левые» студию «Межрабпом-Русь», а заодно и Художественный театр). Беседа не привела к каким-то определенным решениям относительно ближайших планов режиссера. Было только договорено, что для начала он займется консультацией фильма «Медвежья свадьба».

«При первых же встречах по «Медвежьей свадьбе», — вспоминает Алейников, — мы заметили профессиональное, зрелое умение обращаться с материалом, над которым предстоит работать, умение отбирать в нем самое важное. В четкости формулировок замысла, в монтажной разбивке отдельных отрывков сценария «Медвежьей свадьбы», которую сделал Пудовкин, почувствовались самостоятельность и острота режиссерской трактовки, точность математического расчета и смелость художественных сопоставлений.

В ходе съемок много усилий было потрачено на то, чтобы добиться необходимого эффекта от подопытных животных — приучить их к свету юпитеров, сохранить естественное обычное развитие условных рефлексов в необычных условиях киносъемки. Помогла хорошо разработанная методика подготовки к съемкам. Помогло глубокое изучение предмета, которому посвящещ фильм: кадры, показывающие ход исследований, снимались, а потом и монтировались с точным знанием и пониманием дела. Достаточно сказать, что при работе над одной из частей фильма режиссер предложил своему научному консультанту профессору Д. С. Фурсикову заснять опыт, предметно показывающий, как на основе безусловного оборонительного рефлекса вырабатывается условный. Предложенный Пудовкиным опыт оказался новостью даже для профессора Фурсикова и его коллег по лаборатории.

Приближается зима. Пора подумать о теплом балконе. Рекомендуем Утепление балкона Алматы по этой ссылке. Загляните.

Пудовкин ставил фильм «Механика головного мозга» с твердым убеждением, что сама идея кинематографической обработки «рефлексологии» открывает весьма своеобразные возможности съемки таких моментов, имеющих научно-экспериментальное значение, которые могут быть зафиксированы только съемочным аппаратом: точность фиксации движений позволяет исследовать и показать их ход и связи глубже, чем при простом наблюдении.

Научно-популярный фильм, по мысли Пудовкина, должен убеждать зрителя не ограничиваться простой демонстрацией фактов и экспериментов, а предметно раскрывать их суть. Используя накопленные в кулешовской мастерской навыки, Пудовкин монтирует фильм таким образом, чтобы в нем не повторять научный эксперимент в его реальном движении (это сделало бы фильм слишком длинным, тягучим) — он дает «экранную сводку» эксперимента, сгусток научной мысли.

«У кинематографа, — писал Пудовкин в статье «Монтаж научной фильмы», — есть свой специфический прием изложения — это монтаж. Подобно тому, как ученый, подготавливая статью, излагающую ход и результат его работ, тщательно планирует, строит ее, выбрасывая лишнее, оставляя существенное, иногда останавливается на характерной детали, иногда ограничивается общими замечаниями, так и кинематографист в процессе монтажного изложения должен надлежащим образом держать внимание зрителя и тем самым придавать нужную убедительность своей работе».

Пудовкин не был теоретиком в академическом смысле этого слова, но теорией кино занимался постоянно — фиксируя наблюдения и размышления, возникающие по ходу подготовки сценария и съемок фильма, осмысливая уроки практики, сопоставляя свой опыт с опытом других. Практически проверяя накопленные в киношколе знания, Пудовкин все полнее постигает силу и возможности монтажного метода. Он выдвигает сверхзадачу монтажа — помогать кинематографическому выявлению сути изображаемого явления, держать внимание зрителя, убеждать зрителя, вести его.

Размещено в Блог, Важное.